?

Log in

No account? Create an account

Дубовицкий

Прочитал я кусок романа Натана Дубовицкого "Машинка и Велик". Он там предлагает написать продолжение. Но это пиздец какой-то, а не текст. Если "Околоноля" я с удовольствием читал приблизительно до половины, а потом началось адово говно и я бросил, то здесь едкий дым полез в глаза уже с самого первого предложения.

Это хрестоматийный образец самой лютейшей графомании, причем оскорбительно небрежной. Он там признаётся, что настрочил эту белиберду за десять часов, ну - это, блядь, очевидно; мог и не рассказывать даже. Потому что все эти "отставной милиции майор", "посюстороннее величие", пошлые словесные жонглирования уровня "Мехмет - мехмат"... В общем, для таких текстов у нас на Литпроме есть раздел под названием "Графоманский высер". Это для доброй половины мною осиленного. А для другой половины - "Гавно и хуета што пездец". Тоже рубрика.

Чего стоит одно только предложение: "К десяти а.м. спирты были попиты, песни попеты, побиты были два-три лица, как положено; и сверх того - одна какая-то харя". Ну не пиздец? Предложение привел целиком потому, что на нем я сломался.

Словарный запас у автора богатый, и читал он очевидно дохуя - некоторые метафоры ему удаются, и неплохо. Но на общем результате это не сказывается ровно никак. Текст - полная хуйня, хуйня хуйнёй, хуета на рыбьем жире. Это невозможно даже читать, а не то чтобы дописывать. Дубовицкий, не пишите больше романов. Не ебите людям мозги.

Потемкин

Князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический является самым, пожалуй, любимым мною историческим деятелем России. Сын нищего майоришки, родившийся в глухой смоленской деревушке, редкостный везунчик, авантюрист, любовник императрицы, раздолбай, аскет и сибарит одновременно, великий реформатор (одна реформа русской армии чего стоила!), рефлексирующий поэт, бесстрашный полководец, холодный политик, великий созидатель, и прочая и прочая и прочая. Это именно он построил на русские деньги все города Крыма, предварительно освободив его ценой крови русских солдат (написано для тех, кто по какой-то причине думает, что Севастополь является Украиной). Но это сейчас не геополитический экскурс в историю, а рассказ про очередную сбычу мечт. Моих.

Как известно, Потемкин умер в дороге из Ясс в Николаев. Отмечу, что светлейший князь и при жизни был столь велик, любим и уважаем, что в том районе, где он умер, поставили казачий пикет, чтобы охранять самое место. Тогда же там воздвигли стелу, сохранившуюся по сей день. И вот я мечтал когда-нибудь добраться до этого места, чтобы почтить память величайшего.

Мечта осложнялась убежденностью, что место находится в Румынии. Толком ведь нигде об этом не написано, а я мыслил логически: сорок-пятьдесят километров от Ясс, а Яссы это Румыния, ну, и так далее. В общем, много геморроя. Но тут в моей жизни случайно появился режиссер Кобылянский , который, треснув стакан, и недоуменно пожав плечами, уведомил, что вовсе это ни в какой не в Румынии, а, натурально, в Молдавии. Правда, от Румынии, действительно, в нескольких километрах.

Надо ли уточнять, что уже на следующий день, затарившись в дорогу несколькими литрами вина и куском брынзы, мы с ним ехали в сторону станции Пырлице (ударение на первый слог), где, кстати, Игорь снимал этот убойный фильмец, что я переводил. Это мы стоим ровно на том месте, откуда в конце фильма стартанул мотоцикл. Слева - та будка, в которой чуть не похерили несчастного гуся.



Все фотки - огромные. Надо тыцкать по ним два-три раза.

Много фотокСвернуть )

Пионерские секреты

Если кто не в курсе, летал тут поэт Орлуша в Куршевель, на "Пионерские чтения". А журнал "Русский пионер" принадлежит, как известно, Прохорову. Тому самому, который Михаил. И вот звонят как-то Орлуше организаторы:

- Здравствуйте, Андрей. Мы хотели бы, чтоб Вы выступили у нас на мероприятии. Какой Вам выплатить гонорарий?

- Э... Ну, выплатите мне сумму, равную дневной ставке одной прохоровской бляди.

И логично. Не может же поэт стоить дешевле, в конце-то концов.

- Хорошо! Договорились.

Ну, вот сколько может стоить рабочий день прохоровской бляди?

За пятнадцать минут выступления Орлуше выкатили 8500 евро.

А вы спрашиваете, откуда Листерман оперирует терминами "сто лимонов", "двести лимонов".

Приятно хоть, что Прохоров оказался не жадным. Мужик, чо.

Метки:

Кое-что добавлено (с)



Если тыцкнуть по картинке, то можно прочесть интервью бакинскому глянцу с невероятно оригинальным названием Furor. Интервью хорошее, мне нравится. Да и вообще, судя по фоткам, за последний год выражение моего лица здорово изменилось. Интересно, к чему бы это?

А здесь развлекательный отчетец о моем "свидании вслепую" в Sex and the City. Для увеличения на картинки надо тыцкать.

Всё, ребят, минимум до февраля следующего года никаких больше интервью. Не обращайтесь даже. А то в последнее время я только этим и занят. Только за прошлую неделю их было четыре, плюс две съемки для ящика. Так что нового мне сказать нечего, а одно и то же спрашивать - извините, я не Борис Моисеев.

И кстати о Моисееве - поздравляю всех ментов с профессиональным праздником. Не убивайте нас, пожалуйста. Мы такие же люди, как и вы.

Метки:

Тебе сегодня день рожденья, ты цветешь
А я, как фраер, за бутылочкой один


Это было золотое время, когда в нашу жизнь врывались буквы из интернета, изредка нежданно-негаданно волшебным бонусом преобразовываясь в живых, а иногда и близких людей... Тогда еще не было ни ЖЖ-юзера bagirov, ни ЖЖ-юзерши (зачеркнуто). Тогда словосочетание жж-юзер вообще звучало похабщиной какой-то. Мы с ней долго крутили друг другу мозги на ныне полумертвом портале - обоим было скучно, вот прям как вам сейчас, а то и скучнее. Потом случилось какое-то электричество, а потом - вообще непонятно что, а потом - я посвящал ей роман за романом, а в качестве реакции она рассказывала друзьям, что ее преследует какой-то интернет-дрочер, маньяк, ничего она не знает, вообще ни при чем, я не я, и кобыла не моя. В наше время сложно принять такой презент достойно. Да и непривычно. Это ведь не мерседес... Я, выслушивая - некоторые из друзей были общими, но она об этом не знала, - нервно дергал щекой и улыбался, как дебил. А что мне было еще делать? - десятки тысяч бумажных, сотни тысяч скачанных из сети этих двух романов - и на каждом: посвящается, посвящается... Вряд ли найдется в мире много женщин, устоявших бы перед такими залповыми наслоениями эмоций; она - устояла, да еще как. Не помню уж, какую именно точку невозврата я запорол много лет назад (пьян был постоянно в хламину), но твою же ж мать, как же я за это расплатился! Превед, великолепнейшая.

От А до ZСвернуть )

Метки:

Розы

Солнечной каракумской осенью 1991 года в моем саду расцвели совершенно нереальные розы... Да, у меня тоже было детство, и в этом детстве даже иногда цвели розы; странно, да? Мне и самому уже давно это кажется странным. Хотя - чего, казалось бы, тут странного? За розами этими я сам и ухаживал, причем старательно. В свободное от чтения книг время. На розы его хватало с избытком - много ли им надо, этим розам? Но те были какими-то совсем уж необыкновенными.

Представьте себе - куст, просто отдельный куст, на котором вдруг завязалось раз, два,три... одиннадцать бутонов! На одном кусте! Вы когда-нибудь видели такое? Вот и я не видел. Ни до, ни после. То есть ты берешь одну ветку, срезаешь ее, и у тебя в руках одиннадцать невероятно красивых цветов, такой нежно-кофейной раскраски. Ну, вот и что делать, когда видишь перед собой такое уникальное великолепие?

Но я знал, что делать. Я знал наверняка!

Надо сказать, что было мне тогда шестнадцать лет. И любил я одну девушку. Так пылко, как только способен любить шестнадцатилетний безумец, обчитавшийся книжек про вечную любовь. Жила любовь в полутысяче километров от меня, в городе Ашхабаде. Были мы с ней ровесниками - бывшая одноклассница, отца которой постоянно переводили из региона в регион.

Представляете, да? Мне - шестнадцать, и ей... тоже. Туда же. Надо ли объяснять разницу в нюансах мировосприятия?

В эти дни я получал первый в своей жизни паспорт. Стиснув зубы, я ежеутренне смотрел на расцветавшую в моем саду невиданную красотищу, и нервно поглядывал на календарь. Я уже всё знал. Судьбу конкретно этого букета я мог предсказать с точностью до одного сантиметра.

Паспорт, наконец, был получен. Я превратился в полноценного гражданина умирающей уже страны. Правда тот факт, что страна была умирающей, был мне неизвестен и непостижим, более того - мне было пофигу; ведь розы! Уже расцвели розы, и они наверняка ей понравятся! Правда ведь, должны ведь были понравиться? А?

Почему я столько раз упомянул об этом долбанном паспорте: в те времена самостоятельные полеты на самолете были разрешены только по получении паспорта, с шестнадцати лет. А мне это было очень важно. Ведь ночь в поезде розы могли не выдержать. И я с трепетом ждал, когда все бутоны уже полностью распустятся. Потому что мне предстоял мой первый в жизни самостоятельный авиарейс - от Мары до Ашхабада. Час полета в обнимку с этим уникальным кустом роз.

Вам интересно, что было дальше?

А ничего не было. Всю ночь я простоял у двери подъезда на 1-м проезде Худайбердыева, в 9-м микрорайоне города Ашхабада. Всю ночь, целиком.

А она домой не пришла.

Я даже знаю имя того, из-за которого она не пришла. Всё я знаю.

Девушка та уже лет семь живет в Москве, да, и даже за кем-то замужем, и даже дети... Одноклассница... и мне почти тридцать четыре, и ей... Единственное, на что меня тогда хватило - встретить ее много лет назад в аэропорту, и довезти до съемной квартиры.

Больше мы ни разу не виделись.
Всевидящее Око

Розы, мать их...

Так она их и не увидела.

И даже не знает о них до сих пор.

И не узнает.

Если бы я был чуть моложе, то даже и разговор бы об этом случае не завел. А был бы чуть старше - просто отмахнулся бы при воспоминании, спрятав глаза.

Сейчас могу сказать только одно.

Ничего у меня с тех пор не изменилось.

Совершенно ничего.

Метки:

Оказывается слухи в журналистской среде распространяются намного быстрее, чем я думал. Причем я успел убедиться в том, что сплетничая журналисты не щадят даже своих. Более того - над своими они издеваются с еще большим злорадством. Извращенным. Иезуитским. Вы никогда не прочитали бы этот пост, а я никогда бы его не написал. Но на днях кучка идиотов жестко подставила журналистку Женю Милову, зачем-то вынудив её предпринять чрезвычайно оскорбительные для меня действия. Мой телефон чудом не сгорел от звонков, а я из последних сил сохраняю остатки спокойствия.

История эта началась с жалобного поста в ЖЖ у Миловой. Нет, ну если точнее, то началось-то все, понятное дело, с приснопамятного интервью, некогда взятого мною у Жениного начальника. И вот случайно наткнувшись на её журнал, я вдруг понял, что ведь и правда теперь уж точно никто-никто не подарит ей сапогов. А Евгения, напомню - журналист. То есть, проще выражаясь, она молодая девушка с низкой зарплатой плюс толстый, подлый и жадный бывший муж. А сапоги нужны любой девушке, особенно если она светский хроникер в известной газете. Мне вдруг стало очень совестно, и я предложил ей эти проклятые сапоги в качестве подарка. С чистой совестью, будучи в полной уверенности, что уж в моем-то случае на Женю никто ничего плохого не подумает. Я за секс не плачу. Даже сапогами.

Предложение моё Милова проигнорировала. Это понятно в принципе: если по уму, то принять сапоги от незнакомого мужчины, обладающего столь одиозной репутацией, не может позволить себе даже московская светская хроникерша. А с Женей мы именно никогда даже не виделись. Но я парень упорный, и живу я не только по уму, а еще и живыми эмоциями, ну и еще весьма кстати у нас с Миловой оказалось несколько общих знакомых. И вот была разработана страшно засекреченная операция "Die Stiefel für Milowa". Чередой хитроумных манипуляций Евгения была завлечена в магазин, где и примерила понравившуюся обувку. Каковую я впоследствии и забрал из одного кабинета аж в Министерстве культуры Российской Федерации. Да, вот так масштабно. Это вам не в "Маяке" нажраться.

Пришедшая в кафе на заранее назначенную встречу, ничего не подозревающая Милова обнаружила там меня. С сапогами. Разумеется, она была несколько фраппирована. Откровенно говоря, с самого начала операции, целых несколько дней я был страшно напряжен и готов ко всему. Немногочисленные посвященные близкие друзья соврать не дадут: я был абсолютно уверен, что Женя схватит эти самые сапоги, и будет лупить меня ими по голове и гнать аж до самого Кремля. Я, повторяю, был к этому абсолютно готов, и ничуть бы не удивился. Это было бы совершенно логично.

Но обошлось. Все-таки когда-то моей основной работой было разводить на огромные деньги минобороновских и эмвэдэшных генералов, и убедить девушку принять в подарок выбранные ею самой лабутановские сапоги я уж как-нибудь сумею. Тем более не надо забывать, что подарок сей был инициирован лично мною, от души и без задних мыслей. Всё-таки в жизни я не такое страшное говно, как может показаться из-за моего асоциального реноме. Просто я очень не люблю журналистов... впрочем это другая история. В общем, Женя ушла с сапогами и довольным выражением лица, и даже пошутила, что в следующий подобный раз мне придется раскошелиться минимум на шубу. Я облегченно вздохнул. А спустя два дня (!) позвонил курьер из DHL, и сообщил, что везет мне посылку догадайтесь от кого. Разумеется, я в довольно жестких выражениях объяснил, куда ему следует деть эту посылку, и порекомендовал забыть мой номер телефона. Что курьер мгновенно и сделал. Я своих подарков обратно не беру. Особенно тех, которые были приняты.

Женя довольно открытый, беззлобный и безобидный человек; в том кафе мы прекрасно пообщались, и я убежден, что сама бы она такой глупости не сделала. Ей вообще не стоило об этом распространяться - носила бы себе на здоровье, молча, а не слушала бы глупых, злобных никчемных идиотов из своего окружения. Более того: тех, кто её уговорил совершить столь идиотский поступок, я уже знаю поименно - в ИД "КоммерсантЪ" у меня полно девушек различной степени знакомости. Ребята, вы зря это сделали. Вы заморочили голову, обманули и подставили ни в чем не виноватую, доверчивую девушку, попутно оскорбив и меня. Теперь у вас есть недоброжелатель. Это я. Привет.

Орлуша


Быстро
Годы, минуты
Улетят куда-то вдаль
Я ебанутый
Просто ебанутый
Значит, ничего в прошедшем мне не жаль...

Это запись с самого лучшего Орлушиного выступления, сделанная пару лет назад в "Гоголе", когда практически никому не известный сетевой поэт вдребезги разгромил в слэме Вадима Степанцова. Это было настолько неожиданно, что жюри даже не осмелилось отдать Орлуше очевидную победу.

В организации этого слэма я тогда принял самое деятельное участие. А спустя полтора года эти записи исчезли с ютуба. Совсем. Кто удалил - неизвестно. Но у одной из наших девчонок оказалась полная версия этого слэма, я попросил её выложить в сеть, и - вот оно. Самое лучшее выступление самого известного поэта современности. Двенадцать полных произведений в авторском исполнении. Заносите в избранное и смотрите.. Можно не благодарить.

Метки:

Очередное

Большое интервью азербайджанской прессе. Интервьюер, надо отметить, подготовился прекрасно, и просто забомбил меня вопросами. Тут тебе и про развод, и про фашистов, и про Кононенко с Кашиным, и про Мальгина даже, не к столу будь сказано. Всех собрал. Вот и нам бы побольше журналистов такого уровня. А то достало это вечное "Идуаарт, какие вашы творчиские планы?", блять. Тьфу.

Метки:

Книжный шкаф


Очередная программа дозрела. Кажется, для Стрим-ТВ, если мне память не изменяет. Почему-то самые душевные, добрые и интересные программы снимают всегда маленькие каналы. Потому что стараются. У них нет цели тупо настричь каких-то не связанных между собою кадров, и выпихнуть в эфир абы что, как это делают центральные каналы. Вот и здесь - разговор о литературе удался на славу. Здесь тебе и Достоевский, и Гоголь, и Рустам Ибрагимбеков; а еще Орлуша, Остроумов, Самит Алиев, и вообще весь Литпром. О современной и перспективной литературе из этой программы вы обязательно узнаете. Потратьте полчаса времени, не пожалеете.

Метки:

O2TV


У кого есть желание и лишний час времени, можете посмотреть эфир со мной на O2TV. Про литературу говорили.

Метки:

Три осени

Персонажи серых дней, красных дней
Моих моментов грусти, боли, страха
Раннюю осень в этой капсуле времени
Встречают болезнями... Эй!
Остановись, попробуй на вкус ветер
Вдохни, немного опустив веки
Красным, красным снегом замело
И мгла окутала меня... Где солнце?

(с) Krec, "Осень"

Извините, если чо. Я в полное гавно. Текст потом, скорее всего, снесу нахуй. Ибо нехуй. Но я так больше не могу. Простите мне мою пьяную слабость. Потому что, когда под утро я пьян и один, ко мне всегда приходит она... И я уже давно не пытаюсь хоть что-нибудь с этим сделать. Ну, разве что класть с собой в постель всех подряд... чтобы под утро не оставаться одному. Потому что она приходит всегда.

Гениальная идея сайты знакомств, не правда ли?.. Тысячи, десятки, и даже сотни тысяч индивидуальностей, со своими личными переживаниями, мелкими и крупными драмами, сломаными или искореженными судьбами – все эти индивидуальности мгновенно перестают быть таковыми, едва зарегистрировавшись на подобном сайте.

Вот и она тоже... Тьфу блять, да что я несу – ей ли, уникальнейшей красоты созданию, быть «одной из толпы»? Но тем не менее, какого черта ей здесь надо, скажите мне на милость? Одна из красивейших женщин Москвы, при одном появлении которой в обществе люди роняли из рук предметы – черт, о выпадающих из рук предметах в этом тексте еще будет, да! – но все-таки... что ей там было нужно? Что она здесь искала?

Случайно наткнувшись на её фото на этом дурацком сайте, я... остолбенел. Остолбенеешь тут. Безупречно, безупречно, безупречно красивая женщина, над чем-то заливисто смеющаяся заставляющим терять координацию в пространстве смехом – не пытайтесь выделить тавтологические огрехи в этом предложении, критики хуевы, фотоизображение иногда может очень ярко выражать.

Богиня.

Я был вдребезги. Как обычно, впрочем, в тот не лучший в моей жизни период осознавания и переоценок – незаметно подкрадывалось тридцать лет. Ну, насчет «незаметно» я, конечно же, беззастенчиво вру, но я же Сильный Мужчина, у меня нет, не может быть слабостей, таких как у всех, у этих! Я – уникален, черт возьми (здесь следует закадровый инфернально-мефистофельский хохот). А вообще, мое состояние последние пять лет можно выразить одним емким определением - я бухаю. Не просыхая – последние лет пять я совсем почти не трезвею; нет ни одного дня, в который я бывал бы трезв. Разве что в те дни, когда у меня совсем нет денег, что тоже случается нередко. Может быть, вы думаете, что этот текст я пишу сейчас трезвый? Как бы не так! Но суть, опять же, не в этом – да и есть ли в этом пьяном потоке сознания хоть какая-нибудь суть?

Написав ей в почту какую-то похабную ересь (ох уж эти комплексы лисы с виноградом!), я нажал на крестик в верхнем правом углу её анкеты, и тут же забыл о её существовании, как об абстрактном видении, вызванном алкогольными глюками. Впрочем, через несколько секунд мне пришлось о ней вспомнить - мое нетривиальное сообщение, переполненное завистливой злостью и осознанием недосягаемости, вызвало у неё здоровый смех и адекватную иронию... и она мне ответила! Ответила, опять же, адекватно – а как иначе? Она же умное, благополучное и самодостаточное создание, а тут вдруг какой-то злобный пьяный клоун... И получив её ответ, я осознал, что теперь-то уж точно не забуду её никогда.

Долгое общение в аське. Тщательный подбор слов. Вы когда-нибудь разговаривали с богами?

Спустя месяц смс: "Я положила в Стену Плача записку, чтобы у тебя все было хорошо, и ты включил бы наконец мозг!". Анька в Иерусалиме. Угу. Интересно, скольким еще она... тьфу блядь, комплексы, комплексы... Комплексы! Ну не все ли равно, скольким?

"Эд, давай в кино сходим?".

Блядь, да не хочу я её видеть! Я... боюсь.

Месяц за месяцем общения в аське... что ей надо от меня? Дамоклов орган самого неприличного, даже кичевого мезальянса нависал надо мной не просто тенью, а огромной тучей, потому что, хоть я и был лишен разума окончательно, но инстинкт самосохранения вопил мне, что если судьба столкнет нас вживую, то...

...слишком много я «понимал» о жизни, вам не кажется?

Неделю за неделей, месяц за месяцем я отказывался от личной встречи, зная себя, уже видя это фото перед собой каждую минуту на рабочем столе компьютера, уже потихоньку осознавая неизбежность грядущего... а она? Ей, естественно, было непривычно видеть, что какой-то жалкий червь день за днем отказывается от встреч, уже неприкрыто предлагаемых ею самой. Ею, в ногах у которой валялись сильнейшие мира сего, ежедневно видимые вами по телевизору... и не только. А тут какой-то вечно пьяный мудак-гастарбайтер на ржавом ведре... Она была задета! Настолько, что в один прекрасный момент, совершенно неожиданно для меня, появилась вживую... Но я сбежал тогда, трусливо капитулировав перед самим собой. Такой вот я закомплексованный мудак.

"Эдик, перестань бухать!"- (с) Анька, осень 2004.

Проспект Мира. Чистая, светлая квартира, с подоконником, на котором можно сидеть. Я заехал к ней по какому-то незначительному, надуманному ею поводу. Чуть ли не забить гвоздь в стену. Нахуй ненужный ей гвоздь в абсолютно ненужную стену. Я, помявшись туда-сюда минут двадцать, собираюсь уходить, и она, рассерженная и обиженная, сжимает в кулачке сони-эриксон. Меня охватывает чувство безграничной нежности, я в приступе смелости хватаю её за талию, привлекаю к себе, целую в губы. Мобильник выпадает у неё из руки, и с грохотом падает на пол. Но... вы когда-нибудь ебали произведение искусства? Утопив её лицо в своих ладонях, я сдерживаю наворачивающиеся слезы безграничной нежности и бесконечного обожания, очень осторожно касаюсь губами ее щеки, и ухожу.

Я плохо помню, как дальше развивались все эти события. Всё это время я был вдребезги пьян. Как, впрочем, и сейчас. Я помню только моменты, урывки – одни из лучших моментов в моей вечно раздолбайской жизни. Я любил тогда другую женщину, но - что это было? Вы понимаете?

Мозг иногда выносится мгновенно и бесповоротно.

С той самой минуты на свою любимую женщину я больше никогда не смог смотреть прежними глазами. Да и была ли она? До сих пор задаюсь этим вопросом.

Нет... врядли вы понимаете. Равно как не понимал и я, ослепленный и оглушенный припадками (иначе и не назвать) ощущения невероятного счастья от обладания тем, чем по всем раскладам обладать был не просто не должен, а даже и права никакого на это не имел, ибо произведениями искусства, созданными природой, обладать невозможно... право, какой же я был глупый и смешной! (с) М.Круг. А безумно красивые женщины нашпигованы комплексами не меньше, чем какой-нибудь прыщавый пэтэушник с усть-пиздюйского рабфака...

- Эд, я тебя прошу, умоляю, сделай это! - я стоял у окна, а одна из лучших женщин в моей жизни, сняв одежду, ослепляя совершенством форм (это не штамп - она действительно совершенна!), прильнула ко мне, опустилась передо мной на колени, и плакала, и злилась. А я не то чтобы не хотел... я просто отчаянно боялся. Вы когда-нибудь ебали богов? То-то.

А часто ли вы пытались убежать от самого себя? И как? Получалось? А вот я - я очень здорово умею убегать сам от себя. Хоть и недалеко.

Я бегал, сам себя настигал, и сам себе бил ебало. Разбитая вдребезги кулаками (!) мебель в моем логове в ебенях, осколки телефона, ссыпаные в кучу у двери... в общем, полный набор пошлейших признаков самого пошлейшего самообмана (?), рваных рубах, позитурных композиций и выебонов; аааах, как я страдаю! Ебать копать! Апофеоз пошлости. Но что самое главное во всем этом – страдал я неподдельно. Пошлейший самообман иногда бывает ужасно убедителен, ага. Саве муа, же суи пердю, ёбаный в рот.

Аньк, а помнишь, твой брат чинил мне сгоревший комп? Я забирал починеный аппарат в семь утра в Ясеневе, заодно и довез брата до работы. Помню, снег еще валил жуткий, дворники на стекле едва справлялись. Ну так вот, он у меня и спрашивает, типа Эд, а кто тебе Анька? Я молчал минут пять. Представь, какая телега пронеслась у меня в голове за это время (тут следует чеширски улыбнуться). Брат, наверное, уже подумал, что я тормоз, но тут я выдавил "мы друзья". Нихуя он, видимо, не поверил. Я бы тоже не поверил - мало того, что твоя фотка (та, моя любимая, с желтыми листьями и без косметики) висела у меня на заставке, да еще и объемистая папка с сотнями твоих всевозможных изображений... ужоснах.

"Эдик, перестань бухать!" - (с) Анька, осень 2005.

Она приезжала в мою дыру всегда тихо, тайком от возлюбленного, с которым жила (и живет до сих пор) – на голову больного, обнаженно интеллигентного пацана, маскировавшего свою вопиющую, глобальную слабость перманентным курением травы и напускным цинизмом. Вызов обществу, блять... Но у пацана того передо мной было, есть и будет явное преимущество: он не просто её боготворил (боготворить женщину – мало! Даже не «мало», а просто нахуй ей не нужно) - он, видимо, действительно любил её, и любит до сих пор, несмотря ни на что, смиренно принимая любые хитроумные выверты её нетривиальной психики. Я же не любил её ни единой минуты. Но и отпускать, насладившись, тоже не хотел... Вы меня понимаете? Угу, а вот ей это было непонятно.

Блять, ну вот снова я пизжу. Кого же я тогда и любил, как не её?

"Эд, я же ебанутая закомплексованая патологическая врунья! Я приношу несчастье! Ну зачем, зачем я тебе такая нужна?" О крошка, ты даже не представляешь, насколько ты мне нужна! Ты нужна мне, как никто другой. Ты мне очень, очень нужна, просто необходима! Потому, что прикасаясь к тебе, я ухожу в совсем иное измерение. Я становлюсь лучше. Хотя бы ненадолго. Даже самый закостеневший в цинизме подонок при виде тебя не сможет не измениться хотя бы ненадолго, Ань. Я могу любоваться тобой бесконечно, Ань. Я, Ань, от этого эстетическое удовольствие получаю. А еще ты мне необходима потому, что ты - богиня, а я - вечно одурманеный алкоголем, нищий и бездомный тридцатилетний эмигрант, с расписанным палитрой комплексов холстом на том месте, где у нормальных людей душа. Ты нужна мне уже хотя бы потому, что при твоем (хотел дерзостно написать "нашем", блядь) появлении в обществе мужчины в ахуе замирают, а женщины преисполняются ощущениям жесточайшей зависти вперемешку с откровенной ненавистью... Ну вот, блядь, снова я несу какую-то хуйню, никакой ненавистью женщины не преисполняются. Потому что ты настолько красива, что отступают все человеческие чувства, остается только одно - чистейшеее восприятие эстетики совершенства. Ну, как в Третьяковке, знаешь, перед полотнами моего любимого Куинджи. Непостижимая глубина. Потому-то ты мне и нужна, Ань. Посредством тебя я пытаюсь побороть свои комплексы. Я просто самоутверждаюсь за твой счет. Врубаешься?

Потому что, как ни крути, ты - лучшая. Самая. И до страшного стресса любимая.

Да. Мужчины все же довольно примитивны. Даже того же непостижимого Куинджи звали просто Архипом.

- Эд, я сегодня к тебе приеду, можно?

Дура блять дурацкая! Хули ты спрашиваешь? Конечно, можно! Я буду ждать, ясен хуй... ну куда, куда я блять денусь? Я ведь живу от визита до визита! Я же не могу есть и думать. Я разве не говорил тебе об этом? Ах, ну да, я же самонадеянный идиот с комплексом Наполеона... Это потом уже я раз за разом просыпался, тянулся к стоящей рядом бутылке, наливал, медленно выпивал... нет, вру - выпивал быстро. Но все это время, каждую минуту, и целыми днями, не говоря уж о ночах, я все смотрел и смотрел мутным от вечного пьянства взором на отпечаток твоей ладошки на стекле моего окна, который потом не мог стереть почти год. Фетишист долбаный. Я его до сих пор помню отчетливо. Пофрагментно. Ты меня сделала, Ань. В нашей партии ты давно одержала безоговорочную, хоть и нелегкую победу. Ты королева, а я - говно. Но тогда ты этого еще не знала.

Я тоже не знал. Ничего я тогда не знал.

- Ммммм... Ну хуй знает, Ань. Меня дома может и не быть. Ну подождешь, если что...

Мудак! - громогласно резюмирует эти понты мое подсознание.

- Эд, ты чего-нибудь хочешь? Захватить чего-нибудь?
- Бутылку коньяку.

Где я был? Что делал? С кем? На другом конце города, в Бутово, я занимался групповым сексом с двоюродной сестрой Ренсона, и его же бывшей любовницей. А потом, когда они уснули, я сидел в кухне за обшарпанным столом, жрал стаканами, и до утра тупо смотрел в пустоту. А богиня, не застав меня дома, несколько часов просидела у моей двери, выпив в отчаянии привезенный коньяк прямо из горлышка, и вяло откусываясь от моих дебиловатых соседей-пролетариев, выгнанных женами курить на лестничную клетку.

Тоже та еще позерша.

Анька, прости меня за это. И еще черт знает за что - тоже прости. За всю хуйню, так, на всякий случай. Даже самым этим текстом я до сих пор пытаюсь самоутвердиться... разве нет?

Да хуй его знает. Может быть и нет, кстати...

Мне просто иногда дико не хватает тебя. До физической боли, иногда выключающей остатки моего мозга. Как сейчас.

А еще я заказывал тебе свои любимые песни на радио Шансон. Хаха, было бы очень интересно увидеть тебя в такси, с просьбой к шоферюге... А включите, пожалуйста, радио Шансон. Мне тут должны в любви признаться... Абассака.

Он так хвастал мной, что было приятно... (с) Анька, ровно год назад. Я даже не "хвастал", Ань. Я тобой откровенно выебывался. И еще не раз выебнусь. А хули. Мне ведь больше нечем. Детей у меня нет, карьеры я не сделал, заработанные деньги банально пропил, тебя пропил, последнюю любимую женщину пропил тоже. И не только её. И еще не раз пропью.

Потому что я пьянь и эгоист. И мне так нравится. Пьянством я спасаюсь от осознания собственной вопиющей никчемности. А когда я напиваюсь - я генерал! (с) сержант из бородатого анекдота. Я не в состоянии сделать счастливой ни одну женщину. Я как та старуха-уборщица, Матильда Штосс из ремарковских "Трех товарищей" - мне можно доверить любые деньги, но не бутылку коньяку.

Ань, а помнишь кофейню на Невском, прошлой осенью? Я ведь тогда опоздал умышленно. Мне очень хотелось посмотреть на выражения лиц посетителей. Ожидания меня не разочаровали - минут пять я стоял у входа, наслаждаясь этими рожами, свихнувшими себе глаза и шеи. Мне было очень весело. Только представь, с какой гордой мордой я профланировал по залу, снисходительно поглядывая вокруг. Хаха. Идиот, бля.

Я всегда идиот, когда речь о тебе. Так хотелось произвести на тебя хорошее впечатление... Что типа завязал бухать, и занялся наконец каким-то делом. Хуёвенький из меня бизнесмен, Ань. И даже розы те я смог купить тебе, только сэкономив на билете, и корячился тогда восемь часов от Питера до Москвы в сидячем вагоне.

"Эдик, перестань бухать!"- (с) Анька, осень 2006.

Не перестану, Ань. Если я перестану пить, то ничего не будет. Вообще ничего.

И тот диск радиохеда ты заиграла у меня очень вовремя. Спасибо. Если бы он у меня был, то валяться на полу в прихожей, и выть в голос, пришлось бы уже мне самому, а не тебе...

Спасибо, что ты была в моей жизни. Спасибо, что так или иначе ты в ней есть до сих пор. Ты у меня навсегда, Анечка.

Боже мой, как же я тебя люблю. Я тебя блять ненавижу.

И нихуя я тобой не выёбываюсь, если уж совсем честно. Я тобой горжусь. И вовсе я не считаю тебя "бесталанной пустышкой". Ерунда какая.

Пользуясь случаем хочу поблагодарить тех, без кого этот текст не появился бы на свет - кучу пьяных румын и литр джеймсона. Ань, неужели ты думаешь, что я смог бы это написать, будучи трезвым? Ты чо! Я же крутой, как блядь вареное куриное яйцо. И суровый, как сапожная дратва. Железный Сфинкс. Или блядь кирпичный, хуй знает. Ты оказалась намного сильнее меня, ибо этот текст я почти два года выдирал изнутри с кровью. Это моя маленькая дань - тебе. Если бы я это не написал, то сошел бы с ума.

А теперь - счастливо. Удивительно, как легко выкинуть из головы человека. Достаточно просто вывести его в тираж.

Ну вот. Я снова соврал.


25.10.2006

Метки:

Profile

bagirov
Писатель Эдуард Багиров
Личный сайт Эдуарда Багирова

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek