?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В моей стране полным ходом идёт целенаправленная гомосексуалистская кампания. Представители нетрадиционных сексуальных ориентаций не проникли пока разве что в утюги, и вовсю рекламируют свои сексуальные пристрастия. И олицетворением этого разгула, к моему прискорбию, сделался Антон Вячеславович Красовский. Который раздает интервью разнообразным иностранным СМИ, где жалуется на притеснения по гомопризнаку, и даже - что его выгнали с канала Контр-ТВ за озвучивание своей ориентации. Превед, Антон Вячеславович.

У нас в стране вообще не существует притеснений по сексуальноориентационному признаку - и это тебе, как телевизионщику с многолетним стажем, прекрасно известно. Я-то, в отличие от тех, кому ты вешаешь на уши лапшу, смотрел эту передачу с первой до последней минуты. Та фраза твоя прозвучала не как "я такой же человек", чем ты обычно давишь слезу у иностранных журналистов. Просто ты на том эфире перестарался: треснул триста лишних граммов вискаря, и во всеуслышанье заявил буквально следующее: "Я - гей, и я такой же, как Путин."

Вот тут-то оно и лопнуло.

Не знаю, за это ли тебя выгнали с канала, но если за это, то я обеими руками за.

Потому что - хрена тебе лысого, Антон Вячеславович.

Не такой ты, как Путин. Мы, Россия, пидора в президенты не выбирали.

У нас другие ценности. Не любят у нас, и никогда не полюбят тех мужчин, что навязчиво орут с экрана телевизора о том, что они сосут половой член у другого мужчины, и вставляют этот половой член себе в анальное отверстие. Ну, как бы, просто нечем хвастаться - это тебе уже Валерия в интервью http://heat.ru/news/108649 точно подметила. Потому что интимную жизнь в нашей стране выпячивать на публику не принято, а наипаче - её физиологические аспекты. Нет у нас таких традиций, неприлично это у нас. Это как газы за столом пускать, понимаешь?

Ты хоть раз слышал от меня что-либо похожее на обсуждение моих интимных предпочтений? И не услышишь. А я вот почему-то вынужден отмахиваться от непонятно чем испачканных твоих трусов, да еще и прилюдно. Зачем ты ставишь меня в такое положение? Думаешь, от этого я стану больше тебя уважать?

Вот мы с тобой, Антон Вячеславович, сколько времени знакомы лично? Давно. Значительный отрезок этого времени ты служил редактором на канале моего друга Сергея Сергеевича Минаева, в связи с чем мы частенько виделись, неоднократно пили в одной компании, да и реально у нас имеются общие друзья - в преизрядном количестве и несомненного качества. У нас с тобой, можно сказать, хорошие человеческие отношения. А теперь ответь мне на вопрос - ты, Антон Вячеславович, хоть раз бывал у меня дома?

Не бывал, угу. Тебя туда не приглашали.

А как ты думаешь - почему тебя не приглашали? Потому, что ты гомосексуалист? Ответ неверный: ты в курсе, что я имею непосредственное отношение к кинобизнесу, плюс такая же медиаперсона, как и ты, и знаю лично практически всю кино- и шоубиз-тусовку. Поэтому различного рода расширенными ориентациями меня ну никак не удивить.

А не приглашали тебя ко мне домой, Антон Вячеславович, потому, что ты зачем-то постоянно трясешь у меня перед глазами своей рваной задницей. Более того - ты всем своим видом даешь понять, что за то, что у тебя рваная задница, я тебе что-то должен. И если я не приплясываю от радости при виде твоей рваной задницы, то я, буквально, людоед и нацик.

Но ведь нет же! Конечно же нет, Антон Вячеславович! Твоя рваная задница - это лично твой выбор. Ты занимаешься неприличными передергиваниями. Ты не потому педераст, что Эдик Багиров противный и фашист, а потому, что ты педераст. Ты делаешь из мучающей тебя проблемы - мою проблему. Не спросясь меня ни разу - а хочу ли я разделить с тобой твою анальную скорбь? А дети Валерии? Ты точно уверен, что всем нам вот так уж прямо необходимо - в мелких подробностях быть посвященными в твои анальные таинства?

Я твой выбор, заметь, не осуждаю. Потому что мне, как и любому другому вменяемому человеку в нашей стране - любой ориентации - на этот выбор глубоко наплевать. Страшную вещь сейчас озвучу, Антон Вячеславович: на вас всегда всем было наплевать! Многие даже не подозревали о вашем существовании. Русскому человеку реально безразлично, какой ты ориентации. Русский человек априори неиспорчен настолько, что даже и не думает об этом. Пока ты не начинаешь трясти перед его лицом своими трусами.

В тот момент, как ты прилюдно выворотил перед нами свою задницу, ты из уважаемого гея превратился в пидараса. И теперь, как о тебе заходит речь, все упоминают тебя не как "того талантливого сукина сына Красовского" - как раньше, а "этого пидараса Красовского".

Главная проблема отечественной педерастии не в педерастии. А в том, что вы требуете преференций просто за то, что трахаете друг друга в задницы.

А так не бывает.

И никогда в нашей стране не будет так.



Оригинал: http://litprom.ru/thread54271.html

Comments

Yury Epanchin
15 июл, 2013 04:29 (UTC)
+
ВРАЧ ИЛИ ПАЦИЕНТ?
«Время собирать камни и время разбрасывать камни, время обнимать и время уклоняться от объятий», - именно так цитировал пророка Екклезиаста незабвенный штандартенфюрер Штирлиц в культовом телесериале, памятном россиянам с андроповских времен. Уже тогда массовая советская интеллигенция, опускавшаяся на дно в связи с перепроизводством НИИ и всевозможных контор, которые занимались «оптимизацией управления народным хозяйством» (а, по сути, являвшиеся низкодоходными синекурами для доморощенной братии с высшим образованием), приступила к «переоценке всех ценностей». Бородачи с рюкзаком и с гитарой при свете костра пели нетленки Окуджавы и Визбора, а в своем конструкторском бюро, отложив в сторону чертежи какой-нибудь очередной заглушки, перепечатывали на казенной пишущей машинке книги Солженицына и Авторханова. Многие обзаводились даже собственными духовниками из числа «продвинутых» батюшек. Можно сказать, свершилось чаемое авторами «Вех» духовное очищение самосознания русской интеллигенции.
Значительная масса «трудовой интеллигенции» отбросила в сторону «нудный» марксизм-ленинизм и активно занялась «богоискательством», от переустройства мира в планетарном масштабе обратилась к «русской идее», «национальной самобытности». И вот грянула перестройка, а за ней – гайдаровские реформы. Тот, кто имел навыки какого-либо полезного ремесла или предпринимательскую хватку, выжил или даже достиг материального уровня «среднего класса». Остальные «идеологи» выстроились в очередь на биржу труда к единому заказчику – номенклатурному капиталу или к временным грантодателям («дети капитана Гранта, Джорджа Сороса птенцы»). Всякие прочие «духовные поиски» было предложено осуществлять исключительно за собственный счет.
Нищие учителя и преподаватели еще пытались по инерции «сеять разумное, доброе, вечное», но встречали полное непонимание со стороны учеников и студентов. «А ваш Пушкин даст мне новую квартиру?», «А Менделеев купит мне иномарку?» – задавало резонные вопросы молодое прагматичное поколение. Короче, рынок всех расставил по своим местам. Вернувшаяся на правах сырьевого придатка в «лоно мировой цивилизации» Россия уже не нуждалась в перепроизводстве интеллектуалов. Неотвратимая дебилизация населения развернулась полным ходом. Не прибегая к широким репрессиям, интеллигенцию чисто экономическими мерами «поставили в угол».
Разочаровавшиеся «корифеи пера, кисти и кинопленки» кинулись в другую крайность – стали плодить «чернуху» и «порнуху». И не сказать, чтобы их «шедевры» пользовались повышенным массовым спросом, но находились меценаты из числа нуворишей, готовые кинуть кусок «деятелям культуры», способным удовлетворить их эстетические потребности. Оказалось, что одной духовной свободой социально-экономические категории изменить невозможно, и «независимому художнику» приходится овладевать маркетингом по сбору пустых бутылок и пивных банок, выдерживать конкуренцию за право работать сторожем или кочегаром. Идеологическая вялость и бесхребетность современных «творцов» внесли свою толику в изменение климата эпохи: идеалы гуманизма всё явственнее вытесняются миазмами человеконенавистничества. Мизантропия становится нормой жизни, а не уделом отдельных чудаков-отшельников.
Если в начале прошлого века (к моменту издания «Вех») русская интеллигенция сложилась как своеобразный духовный орден, члены которого сохраняли сходные убеждения и идеалы, а, главное, разделяли жертвенную готовность служить им, то современные «образованцы» способны лишь заунывно стенать, но не в гордом одиночестве, а в плохо скрываемом осознании своей ненужности, эфимерности, проистекающей из их крайнего эскапизма. И «неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Интеллигентские инвективы в адрес «неразумных масс», «ничего не понимающего народа», «быдла» отражают лишь потерю смысла существования самой интеллигенции, её разобщенности и неорганизованности, неумения ясно мыслить и поставить точный диагноз окружающей действительности. А слепые не могут вести слепых. И поэтому «врачам» следует сказать: исцелитесь сами.