?

Log in

No account? Create an account

Ноябрь, 3, 2011

Попал я как-то в гости в одну экзотическую для меня компанию - ну, такие, вполне образованные полузадроты, недофилософы, непризнанные гении, околозолотая вневозрастная вечная молодежь с немытыми волосами, подвешенными языками, наложенным на гипертрофированное самомнение полым мозгом, и с воспаленным взором, навроде как у литератора Сережи Шаргунова. Девушкам такие нравятся, в общем. А привела меня туда едва знакомая девица, которую я планировал отужинать, посему целый вечер терпел любые издевательства, даже такие извращенные.

И вот один из этих смоляных чучелок выдумал конкурс: один ищет в интернете запись классической композиции, а остальные угадывают название. Скинулись они деньжонками, типа главный угадывальщик срывает банк, и - поехали. Я, пользуясь положением малознакомого для компании человека, в процессе вежливо молчал: ну не перло меня играть в игры с этими клоунами.

Спустя некоторое время на какой-то из записей у них случился коллективный запор. И девушка, назовем ее, допустим, Женечка, вдруг не очень уверенно кивнула в мою сторону:

- Ну, вон, Багиров у нас классику любит... вроде. Может, угадает?

- Ыыы, - лениво и абсолютно невежливо зевнул я, даже не глядя в сторону монитора. - Чего тут гадать-то? Это Шнитке, пятая часть "Сюиты в старинном стиле" для фортепиано и виолончели. И денег я ваших не возьму, можете обратно разделить.

- Да не, чувак, как не возьмешь? Ты же угадал. Это твои деньги.

- Потому что это не конкурс, а говно, - я брезгливо покосился на вполне себе внушительную кучку бабла. - Конкурс - это когда итог не очевиден. А у вас детский сад какой-то, "Угадай мелодию". Вот если бы мы гадали - где, кто и когда это играет, тогда я, может, и поучаствовал бы.

Слы, ну ты охамел, чувак, - было написано на физиономии главного задрота. - Типа крутой, что ли? Типа тебе не слабо угадать, кто и где это играет? Да еще и на чём?

- Ну-ка, - сделал я очень внимательное лицо, - включите запись с начала... Так-так-так... это не профессиональная запись - качество звучания не... И это, безусловно, играют не иностранцы: русскую школу ни с чем не спутать. Стало быть, задача упростилась. Далее: Шнитке не Шопен, и слушают его не многие. А играют - и того меньше. Да еще и таким безупречным дуэтом. Стало быть, двое русских играют Шнитке... эм-м... Стало быть, задача еще более упростилась. Рояль, надо отметить, прекрасен. Я даже предположу, что это "Фациоли". И судя по тембру и глубине, вряд ли именно этот великолепный "Фациоли" находится за границей. На эту мысль меня наводит хреновая виолончель. Потому что музыкант-то играет на ней прекрасно. Как может играть на столь хреновой виолончели такой превосходный исполнитель? А разгадка одна: думаю, что виолончелист - Горохов. Потому что живет он в Лондоне, и собственный-то инструмент у него, конечно, не такое говно, и если он играет на каком-то говне в зале с превосходной акустикой, то значит, его собственный инструмент не пропустила таможня - такое частенько случается с дорогостоящими или раритетными музыкальными инструментами. Вывод: играют в России. А где у нас в России такая бесподобная акустика? Правильно, только в одном месте - в "Югра-Классик", в Ханты-Мансийске. А если в Ханты-Мансийске, то, следовательно, с роялем я тоже не ошибся: это рояль "Фациоли", на котором так играть может только один представитель русской школы в мире - Демиденко. Резюмирую: это пятая часть "Сюиты в старинном стиле" Шнитке, играют Леонид Горохов и Николай Демиденко, камерный зал Ханты-Мансийска, восьмое или девятое марта две тысячи восьмого года, - заключил я под нестройный перестук попадавших челюстей. - Женечка, поди в монитор посмотри, я не ошибся?

Занавес описывать нет нужды, пожалуй.

- Ну ты, сцука, Шерлок Холмс, - сказала мне на улице девица. - Я еще никогда не видела, чтоб пари рвали в такие тряпки.

- Да какой Шерлок Холмс, - я опустил очи долу. - Это же, повторяю, не профессиональная запись. Они просто набрели на это в Ютубе. А запись этого ханты-мансийского концерта выложил туда пару лет назад я сам, равно как и сам сделал ее на собственную мыльницу. А на слух узнал потому, что кашлянул там на второй, что ли, минуте.

Мораль сей басни проста: понтоваться надо умеючи. И, опять же, в меру. Потому что в тот вечер я всё сделал в меру, и вызвал у ужинаемой девушки доверие и вообще ряд всяких правильных эмоций. А если бы я тогда добавил, что про нюанс с виолончелью рассказал мне в моем гостиничном номере сам маэстро Горохов, когда мы пили там с Николаем Демиденко, который в свою очередь, как уже не сложно догадаться, вообще мой друг - то, возможно, она бы мне даже и не поверила.

Метки: